?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

начало тут
(все письма можно прочитать, пройдя по тэгу "роман в письмах")

Письмо 20. Выбившись из колеи.
09 февраля 2014 г., воскресенье


Уважаемый Робеспьер!

Чтобы хоть немного отвлечься от мыслей о Вас, я на этих выходных провела масштабную работу: в субботу прямо с утра начала генеральную уборку своих 38 квадратных метров: сначала я их пропылесосила, потом помыла с Доктором Проппером, затем выгнала этого мужика и протёрла всё простой водой. Особо тёмные места на кухне посыпала «Кометом» и ползала на коленках, оттирая. Также я заменила всё постельное бельё, постирала все полотенца с кипячением, приготовила обильный завтрак, а потом роскошный (с шашлыками) обед. До блеска отмыла сантехнику (чья-то свекровь говорила, что «унитаз – лицо хозяйки»). Перебрала старую одежду и выкинула всё, что не носила больше года. Оббегала все магазины. Сделала с сыном математику. Во второй половине дня приехала моя подруга-Роб и села заниматься английским со Святом, а потом они пошли в пиццерию. А я рванула в ресторан на Петровке зажигать вечеринку моей подруги, которая отмечала последний месяц беременности. Я искрила весельем и шутками допоздна. Потом повела всех гулять по Бульварному кольцу. С песнями и плясками.

Честно признаюсь – мне ничего не помогло. Ни-че-го. Я всё время думала только о Вас.

Должна сказать, что эта неделя, когда мы с Вами опять начали общаться, совершенно выбила меня из колеи. В тот момент, когда я уже смирилась и приняла мысль, что всё кончено, Вы вдруг первый со мной заговорили и признались, что соскучились. Я пережила настолько сильное эмоциональное потрясение, что снова не хочу есть сладости, просыпаюсь в 4 утра и смотрю в потолок, меня мутит и живот постоянно сжимается от страха. Питаюсь теперь только активированным углём и кипячёной водой, от всего остального мне плохо. Я не могу курить, я не могу выпить ни капли алкоголя. Во вторник, когда Вы на всю столовую заявили, что мы живём вместе, я вечером попыталась напиться от пережитого шока и думала, что потом умру, так мне было плохо. Когда Вы оказываетесь близко, я в смятении и хочу сбежать, а когда Вас нет, мне страшно, что Вы больше никогда не окажетесь рядом.

Честное слово, у меня первый раз в жизни такое. И, надеюсь, последний. Это всегда так ужасно, Вы не знаете?

С одной стороны, мне так хорошо, так приятно, такое сладостное состояние, как будто я в медовом сиропе растворяюсь, а, с другой стороны, это какой-то кошмар – меня иногда просто в холодный пот бросает от ужаса, что я что-то не то Вам сказала или что-то сделала.

В общем, таким впечатлительным и нервенным натурам, как я, впору уезжать на край света, чтобы никогда не встречать таких мужчин, как Вы. Я просто даже не знаю, что и думать, и как дальше жить. Мои подруги отказываются меня слушать и говорят, чтобы я отныне все мои проблемы решала только с Вами и вываливала все мои истерические переживания тоже только на Вас. Так что готовьтесь – сейчас я на Вас всё вывалю!

Во-первых, эти письма. Я ведь, скорее всего, совсем не такая, какой предстаю, когда пишу эти послания. Это всего лишь литературный образ. Авторский. На самом деле, я всё гораздо глубже переживаю. Когда я это пишу, кажется, что я местами шучу, что я такая вся театральная. А я взрослая, серьёзная женщина, которая довольно много пережила и повидала всякое. Я одна воспитываю ребёнка и вкалываю, как лошадь. И самостоятельно решаю все свои проблемы. Без сантиментов. И на работе я тоже в образе. Дома я другая. Для меня все наши перешучивания – это не просто развлечение или зарядка для мозга. Для меня всё важно, понимаете? И я всё это очень серьёзно переживаю. Постоянно об этом думаю. Я не просто морально это переживаю, я физически это всё чувствую. Сердцем, пищеварением, кожей. Когда Вы оказываетесь в десятиметровой близости, у меня волосы на руках встают дыбом. Руки начинают дрожать, сердце прыгать, а лицо становится пунцовым. Наверное, у меня прекрасное кровообращение. И я понимаю, насколько же мне проще было с Вами общаться, когда я Вас не видела неделями и писала эти любовные письма, не разговаривая с Вами. И только когда в последние пять дней я оказалась в непосредственной близости от Вас, я поняла, как же я соскучилась. Как мне не хватало тёплой доброты, льющейся на меня из Ваших глаз.

Во-вторых, у меня к Вам миллион вопросов. И я очень хочу остаться с Вами наедине на несколько часов, чтобы Вас обо всём расспросить. Например: почему Вы в начале декабря написали мне, что наше общение заканчивается? Что я тогда сделала не так? Чем я Вас достала? Или Вы мне признались, что читаете мои рассказы по диагонали, потому что продолжаете «бороться с собой» - что это значит? Или: что случилось с той Вашей возлюбленной с тремя детьми, которой Вы меня стращали, – вы расстались? Во сколько Вы просыпаетесь утром на выходных? Что Вы любите есть на завтрак? Какую книгу Вы сейчас читаете? Какое у Вас первое детское воспоминание? Иногда мне кажется, что десятки этих сверлящих вопросов могут разорвать мне голову.

В-третьих, я стала думать – впервые – серьёзно о том, а вдруг мы и на самом деле можем начать встречаться. Как мужчина и женщина. Проводить свободное время вместе. И тут во мне взбунтовались все мои комплексы и недостатки.
Первый недостаток. Я инфантильная. В вопросах отношений мужчины и женщины у меня психология не то что подростка, как думает Акулина Фёдоровна, а 8-летней девочки. Я вообще не умею вести себя с мужчинами. Просто абсолютно. Я боюсь мужчин, как огня. Если мужчина посмотрел на меня – я воспринимаю это как явный интерес, а если заговорил – как помолвку. А если сказал, что скучает по мне – ну всё, я уже уверена, что ближайшие 30 лет мы проживём вместе.
Второй недостаток. Я нахальная. Но нахальная я с мужчинами, к которым у меня нет интереса, с друзьями, с коллегами на работе. Но в Вас я влюбилась – и всё. Я робею перед Вами, боюсь Вас и хочу убежать.
Третий. Я ленивая. Я очень-очень-очень ленивая. Поэтому не могу представить, как мне придётся каждый день преодолевать свою лень, чтобы ухаживать за любимым мужчиной – готовить завтрак-обед-ужин, ходить по магазинам, мыть посуду, гладить рубашки… В общем, заниматься домашним хозяйством. А вдруг мне всё это надоест через три дня и я сбегу?
Четвёртый. Я люблю фильм «Сумерки» и книжки о Гарри Поттере. Вообще, я обожаю сказки. И сама их пишу.
Пятый. Сарказм и прямота. Я очень-очень-очень саркастичная. И всегда прямо говорю, что мне не нравится. Никто из близких людей (родители, мачеха, брат, жена брата, первый муж) так и не смогли со мной ужиться. Чтобы со мной жить, нужно большое чувство юмора. Сходное с моим.

И, наконец, главный комплекс. Я панически, просто катастрофически боюсь забеременеть. Потому что я никогда не смогу сделать аборт и буду рожать. А роды – это одно из самых страшных воспоминаний в моей жизни. И эти последующие десять лет, когда я в одиночку воспитываю Свята – это тяжелейшее время. Это огромная ответственность. Я не хочу больше повторять этот опыт. И в контрацепцию я не верю. Потому что знала женщин, которые беременели при всех видах контрацепции. Поэтому я вообще не занимаюсь сексом. Уже много лет. Я бегу от мужчин, как чёрт от ладана. Вот, я Вам призналась. Я понимаю, что, наверное, всё это очень глупо и смешно. Но это и в самом деле сидит у меня в голове. Я со странностями.

Обычно мужчины, в которых я влюбляюсь, начиная общаться со мной, понимают, что я волшебная на всю голову и быстро сбегают. А Вы какой-то непугливый оказались, Робеспьер. Не робкого десятка. И я никак не могу себя взять в руки и прекратить уже это всё. И не хочу. А, может, и не надо прекращать. Вам не страшно осознавать, что между нами всё это может длиться годами?

Я, как любой творческий человек, живу эмоциями. И, когда мне их не хватает, я их искусственно создаю. Но тот фонтан энергии, который я получаю от общения с Вами, мне ничто не может заменить. Я пристрастилась к этому, как к наркотику. Как говорил вампир Эдвард из «Сумерек»: «Ты – мой личный сорт героина».

Робеспьер, мне так страшно, если бы Вы только знали!
Я так боюсь, что всё это неправда. Что ничего не получится. Или получится, и мы начнём встречаться… Я хочу улететь на другую планету. В другую галактику. Хотя я живу в своём мире и улетаю туда каждый раз, когда остаюсь наедине с собой. А теперь мне начинает казаться, что Вы настолько хорошо меня понимаете, что я могу проваливаться в эту кроличью нору из «Алисы в Стране чудес» вместе с Вами.

И, традиционно, один из наших диалогов.

05 февраля 2014 г., четверг
Вечер. Сборная солянка из телефонных разговоров и СМС.
Гюго и Робеспьер никак не угомонятся, и каждый час звонят друг другу, желая спокойной ночи.


Гюго: Спокойной ночи, Робеспьер! Я сегодня не пила, не курила и не ругалась матом.
Робеспьер: А в носу ковырялись?
Гюго: А ещё только что отправила Вам письмо. Девятнадцатое.
Робеспьер: Письмо прочитаю завтра. А ещё интересно узнать: Вы на фитнес будете ходить?
(Робеспьер занимается спортом и пытается приучить к этому ленивую Гюго)
Гюго: Зачем?
Робеспьер: Вас тогда все будут ещё больше уважать, а Вас сын - так просто будет Вами гордиться!
Гюго: Ну не знаю... А что мне за это будет? Нужен какой-то стимул, чтобы спортом заниматься...
Робеспьер: Уважуха!
Гюго: Нужно что-то более вещественное...
Робеспьер: Хорошо. Я Вас поцелую.
Гюго: Вы мне какого-то кота в мешке сейчас предлагаете, Робеспьер! А вдруг Вы плохо целуетесь? Значит, я потрачу деньги на абонемент в спортклуб, поеду на тренировку, потрачу время. А тут выяснится, что Вы не умеете целоваться! Поэтому, я считаю, надо сделать первый пробный поцелуй. Чтобы я понимала, на что подписываюсь.
Робеспьер: Вы не переживайте! Я подготовлюсь: закатаю губы в бигуди...
Гюго: Одно могу сказать: если Вы будете с закатанными губами и в бигудях, давайте попросим Джека Лондона снять видео нашего первого поцелуя. Я хочу показать это внукам.
Робеспьер: Я сказал, что губы на бигуди накручу, чтобы соответствовать...
Гюго: А Вы проделывали это раньше? Мне страшно, на какие ещё сексуальные эксперименты Вас может натолкнуть общение со мной...
………………………….

P.S. Робеспьер, Вы меня совсем не знаете. Спорт и я – понятия несовместимые. Никто никогда так и не смог заставить меня заниматься спортом. Это невозможно. Я не умею плавать, я не умею кататься на велосипеде, я не умею кататься на лыжах, на коньках и на роликах. Я боюсь любого скольжения. Я боюсь высоты. Я боюсь провалиться в пропасть, когда захожу в воду. И я Вас так сильно люблю, что могу прожить всю жизнь, просто глядя Вам в глаза, так ни разу и не поцеловав Вас.

Гюго



Читать письмо № 21

Комментарии

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
zzzora
6 май, 2014 19:28 (UTC)
Разговор супер :))) А такая откровенность - это типная черта Гюго, ваше личное или в данном случае - писательский прием?
daryssimo
6 май, 2014 20:04 (UTC)
Это всё было на самом деле. Я очень откровенна.
zzzora
6 май, 2014 20:16 (UTC)
Восхищаюсь, но сама бы никогда не смогла. Мне даже с психологом трудно о себе говорить (
А есть такие вещи, о которых вам говорить сложно? Не обязательно в блогах, вот даже с друзьями, с любимым человеком, с теми, кому доверяете?
daryssimo
6 май, 2014 20:18 (UTC)
Да, у меня есть "больные" темы, очень личные. Например, отношения с моим родным братом, или воспоминания о моём тяжёлом разводе. Всегда ком подкатывает к горлу. Это мои больные места.
zzzora
6 май, 2014 20:40 (UTC)
Уф... ну, может, и хорошо - а то как-то странно, когда человек может обо всем говорить. Практически святой :)
daryssimo
7 май, 2014 14:34 (UTC)
Интересное определение святости, не думала об этом )))
( 6 комментариев — Оставить комментарий )