Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

Categories:

Легенда маленькой девочки

Посвящается Ларисе Ф.,
которая поддерживает и вдохновляет меня.
Спасибо тебе, дорогая!


– Лариса, а я тебе рассказывала про Серова? Нет? Ууууу… Эту историю надо начинать с самых ранних времён моих младых ногтей…

Когда мне было четыре года (1985 год), мне приснился сон. Я спала в спальне родителей, между папой и мамой, в большой кровати. А у них в комнате стоял шкаф-стенка. Советский такой, пастельно-бежевого цвета. И вот – ночь, вдруг что-то разбудило меня, открываю глаза, а на месте шкафа – огромный экран, а в нём клубится густой белый туман. И в тумане (нет, не ёжик) стоит старушка. Она невысокого роста, худенькая, жилистая, седые волосы аккуратно собраны в пучок, на ней тёмная одежда с длинными рукавами. И она стоит, опустив голову, и ждёт. Тут она поднимает голову и внимательно смотрит на меня хитренькими-хитренькими глазками и слегка улыбается, от неё исходит доброта и мудрость. И всё пропадает. Опять обычная спальня.

Я очень чётко запомнила этот сон. Хотя до сих пор верю, что всё это произошло со мной на самом деле. Спустя десяток лет, однажды я разговорилась с одной «чёрной» старой колдуньей, и та мне рассказала, что в экстрасенсорных кругах наслышаны про эту «старушку». И старица являлась одной её знакомой и даже разговаривала с ней, объясняя, где и когда та начнёт целительствовать. В общем, «старушка» эта приходит к будущим экстрасенсам из какого-то параллельного мира. Вестник, своего рода.

Следующий случай произошёл со мной в 7 лет. Моя мама вышла из профессорской семьи врачей. Дедушка умер, когда мне было 4 года, а бабушка жила в красивом старинном многоквартирном доме в городе Каменец-Подольский на Западной Украине. Дореволюционный трёхэтажный дом был окружён цветочным садом, огромными каштанами, шелковицей и грецкими орехами. И меня каждое лето, начиная с моих четырёх лет, отправляли туда на лето. Так вот, приехала я в 1988 году в Каменец-Подольский, а у бабушки была большая квартира с высокими потолками и огромные металлические ключи от входной двери. И, совершенно неожиданно, эти ключи однажды сами собой прилипли к моей руке. Главное – их и не удержать никак было, то есть хитрость и ловкость рук бы не сработали. На меня весь двор ходил смотреть, как я этот фокус проделываю. А мне-то что – не падают с руки, ну и какая печаль? Обычное дело. Тогда как раз начали показывать передачи с сеансами исцеления магов Кашпировского и Чумака. И люди начали интересоваться экстрасенсорикой.

Тут надо отдельно рассказать о моей бабушке – Зубрицкой Станиславе Войцеховне, польке. Она была женщиной, скептично настроенной ко всем паранормальным явлениям, ровно до одного случая. Однажды они с дедушкой пошли в гости к каким-то знакомым и случайно у хозяйки дома оказалась спиритическая доска. Решили вызвать духов. А у деда моего была трагической судьбы младшая сестра. Не помню, как её звали, допустим, Олеся. Она влюбилась в красноармейца Тимофея, потом началась Великая Отечественная, он ушёл на фронт, потом, вроде, вернулся и куда-то пропал. Сестра дедушки каким-то чудесным образом отыскала его адрес и поехала в другой город в гости. Приехала, а дверь ей открыла его беременная жена, да детей выводок. Ну, девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и молча ушла. После этого Олеся замуж так и не вышла. А однажды они всей семьёй собирались куда-то, а дом, в котором в то время жили, был сделан эдаким колодцем, пустым внутри, а на верхние этажи вела лестница со стальными перилами. Жили наверху. Дедушка стоял внизу и что-то крикнул сестре, а та перегнулась сверху через перила, кувыркнулась, ну и пролетела все этажи вниз, разбилась насмерть о каменный пол. Все сказали, что она-таки с собой покончила. Ну, так вот, возвращаемся в квартиру, где в гостях мои ещё молодые бабушка с дедушкой. Вызывают, значит, духов:

– Кто здесь? Как тебя зовут, дух?
– Олеся…
– По кому ты скучаешь, Олеся, больше всего?
– По Тиме…

Занавес. Естественно, никто в том доме не знал о трагедии в дедушкиной семье. А того красноармейца Тимофея среди друзей и родных все называли «Тима». Так моя бабушка раз и навсегда поверила во все потусторонние силы.

Возвращаемся в 1988-й год. Бабушка Стася, увидев, что у меня к рукам прилипают стальные ключи и насмотревшись передач по телевизору, в которых пассы руками совершали Кашпировский и Чумак, говорит мне:
– Дашенька, у меня ноги болят, поводи над ними руками. Может, получится что-нибудь.
Ну, мне-то что? Поводила. Сказала бабушка, что ей легче стало. Когда я рукой над её телом проводила, она ощущала то покалывание, то жар, то холодом веяло. И стали ко мне бабки со всего двора-то ходить. Чтобы я над их больными суставами «поколдовала».

Тут же, летом, произошёл ещё один случай. Сплю я, значит, ночью. Вдруг открываю глаза, а рядом с моей кроватью, у изножья, стоит сосед с первого этажа. Молча стоит и смотрит. Я не испугалась. Глаза зажмурила, а когда открыла – его уже не было. Утром бабушке рассказала, а потом выяснилось, что умер этот дядька прошлым поздним вечером. И с тех пор – началось! – как только кто-то где-то умирает – «приходит» ко мне. И молча стоит. Ну просто фильм «Шестое чувство» с Брюсом Уиллисом. Только они со мной не разговаривали. Меня тогда, помню, на Троицу быстро покрестили в деревеньке Слободке Кульчивецкой, священник прямо в избу приходил со своей супругой и ребёнком. Он крестил, жена пела молитвы, ребёнок подносил свечи и лампадное масло. На дому.

Мне-то 7-8 лет было и я, естественно, со сверстниками общалась. Рассказала им про умерших. Те, конечно, меня мертвецами запугали. Мол, приходят они за мной, да утащат с собой. Я потом до 12 лет каждую ночь только со светом спала. Ужасно боялась. Кстати, как только меня запугали, покойники сразу же перестали ко мне являться, чтобы не досаждать. Культурнейшие духи, спасибо им. Хоть в загробной жизни все в интеллигенцию превращаются! Но от страха засыпать ночью меня это не избавило.

Следующий случай произошёл, когда мне исполнилось 9 лет. Надо сказать, что Каменец-Подольский – невероятной архитектурной и природной красоты город. И там есть «старый» город с древними католическими соборами, крепостью и прочими радостями археологов. Как-то раз мы с бабушкой оказались там, и зашли в католический костёл. Стоит отметить, что моя семья не религиозна, и я до этого времени никогда не была ни в православной церкви, ни в каком другом храме. И вообще ничего не знала о религии. Да, я была крещёная, носила крестик – на этом всё моё церковно-приходское образование заканчивалось. И вот, вхожу я в высокие двери этого костёла, и вокруг меня всё становится белое-белое. Я делаю несколько шагов вглубь храма и буквально за доли секунды с удивлением и восторгом понимаю, что все мои страхи боязни куда-то делись. Я ни мертвецов не боюсь, ни чудовищ, ни теней – ничего. Я полностью счастлива, спокойна и довольна. Было такое чувство, что с меня сняли тяжёлую железную одежду и я, наконец, свободна. Медленно я начала поднимать голову, чтобы посмотреть, что же там под куполом храма и увидела... ангелов. То был единственный раз в жизни, когда я их видела. Больше никогда со мной подобного не повторялось. Я увидела много света, идущего из окон. И в светящихся лучах развевались большие крылья. Ангелы были взрослые, в светлых одеждах, с длинными, по плечи, кудрявыми волосами. Они очень плавно и величественно перемещались под куполом костёла. И такая благодать на меня снизошла! Я завороженно смотрела на них и понимала, что прямо здесь и останусь. Это было удивительно.

После этого случая, ясное дело, меня постоянно тянуло в церковь. Только там я отдыхала, расслаблялась, и меня переставали мучить кошмары. Я всё время пыталась вернуться к тому состоянию нирваны, которое испытала в костёле. В Москве мы с родителями жили на северо-востоке в районе метро «Бибирево». Шёл 1990-й год и храмов ещё было очень мало. Единственный, доступный мне на тот момент, находился в 7-ми остановках на автобусе. Маленькая часовенка (сейчас там отстроили роскошную церковь) Сергия Радонежского. Удивительным образом её как раз и открыли в 1990-м году, когда мне она была так нужна. Я ходила туда каждое воскресенье. Вставала в сторонке и блаженствовала. Мне исполнилось 9 лет. Одна, в храм, в таком раннем возрасте. Не могу припомнить, чтобы родители беспокоились. Мама уже вовсю прикладывалась к бутылке, а папа обеспечивал семью. Я была предоставлена самой себе.

В 1991 году папа купил мне детскую библию с картинками. Тогда только начали их продавать. Там были истории из Ветхого Завета, начиная с Адама и Евы и заканчивая Моисеем, и из Нового Завета. Я прочитала эту книгу раз тридцать, знала наизусть.

Потом, в 1992-м, в книжных появились первые книги по астрологии. Я их увидела, пролистала и влюбилась. Я открыла для себя двенадцать Знаков Зодиака, поняла, что всё это, безусловно, взаимосвязано с двенадцатью Апостолами, стала читать взахлёб всё, что могла найти на темы астрологии. Спасибо родителям – они никогда мне не отказывали в покупке книг, хотя мы жили стеснённо.

Теперь надо рассказать о встрече с Анной. Когда мне было 10 лет, у меня умерла бабушка со стороны отца – Акулина Фёдоровна. Мы поехали на похороны в город Машск Пензенской области. Это на юго-восток от Москвы, примерно 900 километров, перед Уралом, там уже встречаются небольшие горы. И весь этот городок окружён лесами – берёзовыми рощами, дубовыми. Дом, в котором мы остановились, стоял на краю леса. Я никогда прежде не бывала в лесу. Шёл май, деревья уже покрылись листвой, я выбралась из дома и вдруг услышала, как деревья разговаривают со мной. Их язык не был похож ни на что – какая-то музыка из шелеста листьев, порывов ветра и пения птиц, сплетённая солнечным светом. И я пошла к ним. Это были такие новые, незабываемые ощущения, что я поняла: мне обязательно нужно быть здесь и слушать их вековые истории.

Так что, когда мне исполнилось 11 лет, я категорически отказалась ехать в цивилизованный Каменец-Подольский, а заявила родителям, что поеду только в деревню. Там я единственный раз встретила Николая Угодника, после этого он мне являлся лишь во сне пару раз. А вживую – только тогда, в то первое лето. Я зашла в лес и пошла, куда глаза глядят. Я находилась вся во власти музыки деревьев, и мне было совсем не страшно. Шла долго. Естественно, заблудилась. И вдруг очутилась на поляне, усеянной лесными цветами, посреди неё протекал прозрачный ручей. И, склонившись к ручью, стоял седой дедушка с бородой. Я его сразу узнала, ведь столько раз плакала от благодати, глядя на его икону. Он услышал мои шаги, посмотрел мне в глаза, хитро улыбнулся и растворился в воздухе. И почему они со мной никогда не разговаривали? Я села у ручья и закрыла глаза, стала слушать журчание воды, как она перекатывается по камушкам. Я ещё ничего не знала тогда о медитации. Книг-то ещё таких не было. Не помню, сколько я там просидела. Потом встала и, даже не подозревая, в какой стороне дом, направилась через лес. Как будто некая сила влекла меня и направляла. Через какое-то время я вышла прямо к соседским огородам. С тех пор каждый день я стала ходить на тот ручей. Нашла храм в соседней деревне и ездила туда на автобусе на воскресные службы. Я одевалась в длинные юбки и балахоны. Училась в школе на «отлично» и постоянно читала. Была замкнутой и жила в своём мире. Все меня считали очень странной, сверстники не общались со мной.

Когда мне исполнилось 12 лет, я, естественно, поехала в Машск. И вот, лето 1993-го подходило к концу, оставалось две недели до отъезда. Жена моего двоюродного брата говорит:
– Я смотрю, ты так интересуешься всеми этими гороскопами, у нас тут есть женщина одна в городе, она зодиакальные карты составляет. Может, тебя с ней познакомить, она тебя чему-нибудь научит?
У меня округлились глаза. Я никогда не слышала о людях, которые этим занимаются, тем более не встречала. Я загорелась мгновенно. Больше всего в жизни желала встретиться с ней. И жена брата меня к ней отвела. Наталья оказалась современной деревенской женщиной – поджарой, в джинсах, с короткой стрижкой, активной (не забывайте, шёл 1993-й, так что не все ещё носили джинсы). Мы поговорили об астрологии, она показала мне свои таблицы, но через некоторое время сказала:
– Знаешь, Даша, мне кажется, я тебе не смогу дать тот объём знаний, который тебе нужен. У меня есть знакомая целительница. Я тебя к ней отведу. Познакомишься.

На следующий день мы пошли на встречу с Анной.

Она была старше меня на 16 лет (лет 28-ми), замужем, растила двоих детей. Жила в высотном доме (по-моему, пятиэтажном), а пациентов принимала в простом деревянном доме в деревне. Мы зашли в ту избу, а внутри всё завешано пучками травами – зверобоем, мятой, смородиной, малиной, вишней – Анна была ещё и знахаркой. И запах этих трав, сливаясь с запахом древесины старого дома, давал невероятный успокаивающий букет ароматов. Я это благовоние до сих пор иногда чувствую. Всегда неожиданно. Бывает, идёшь по улице, и вдруг как пахнёт в нос, аж голова кружится.

Мы с Натальей зашли в дом. Навстречу нам вышла Анна. Высокая, статная, светлые волосы и синие пронизывающие глаза. Внимательно посмотрела на меня, малявку, провела нас в комнату, усадила, и мы с ней начали разговаривать. Когда мы заговорили, весь мир вокруг перестал существовать. Были только её синие глаза, ощущение холодного покалывания в руках, а комнаты не было – лишь зелёно-коричневые клубы тумана вокруг. Как ушла Наташа, я и не заметила. Но главное – это сам наш разговор. Не чувствовалось абсолютно никакой разницы в возрасте. Мы сразу нашли общий язык. Мне было 12, ей – 28. Удивительно. Анна сказала, что знала о моём приходе, ждала меня. Сказала, что меня к ней «направили», потому что мне надо объяснить, что со мной происходит, чтобы я не пугалась и научилась с этим справляться и контролировать свои способности. Что пришло время, Учитель приходит тогда, когда готов ученик и т. д. Она взяла мою руку в свою, чтобы наши ладони соприкоснулись, а потом медленно начала поднимать свою руку. Я почувствовала покалывание, хотя наши руки уже не касались. Очень забавно. Мы проговорили несколько часов. Я рассказала про мои видения, страхи, переживания, про мои вещие сны, про то, что со мной разговаривают деревья и травы, водоёмы и т. д. Впервые в жизни я встретила человека, который видел мир так же, как и я, и не удивлялся моим историям. Анна стала мне объяснять, что это всё нормально, просто наше восприятие отличается от восприятия других людей и нужно научиться с этим жить, не пугаться. Невероятное облегчение – узнать, что я не одна такая, что можно с кем-то поговорить об этом. В конце встречи Анна сказала, что может взять меня в ученицы, но «сверху» ей «говорят», что только я сама должна принять решение. А решение трудное и судьбоносное. Потому что, начав заниматься магией, встав на этот Путь, дороги назад уже не будет. Это колесо не сможет остановиться. И мне придётся постоянно себя контролировать, ибо такие люди, как мы, обладают огромной психической силой. И любая наша мысль – материальна. То есть, если мы, например, обижаемся на кого-то и желаем ему зла, то можем причинить вред и этому человеку, и его семье. И есть «закон бумеранга» – посланное кому-то зло (как и добро) обязательно вернётся. Нельзя допускать в себя ни одной негативной мысли, негативной эмоции. Нужно жить с постоянной молитвой и миролюбием. И, понятно, особенно велико будет искушение причинить кому-то вред или отомстить, когда я научусь сознательно управлять этими энергиями, которые открыла во мне Вселенная. Поэтому нужна великая любовь в душе, сила воли и вера, чтобы противостоять всем искушениям. Так что, сказала мне тётя Аня, я должна принять решение – готова ли я к такому?

Я вышла из деревянного дома, вечерело. Пошла прямиком в лес. Зашла подальше, села под дерево в позу лотоса и закрыла глаза. Начался закат. Какое-то время спустя открыла глаза и увидела, что деревья расступились, и солнце садится в красивых лиловых, розовых и фиолетовых облаках. И вдруг свой последний, самый яркий луч, солнце направило прямо на меня. Луч осветил поляну, на которой я сидела, цветы, траву. И птицы на несколько секунд смолкли. Воцарились такая тишина и гармония, будто весь мир замер. Остановились машины, ракеты, люди. Словно мир сделал глубокий вдох. И в тот миг я поняла, что у меня просто нет другой дороги. Впервые в жизни я встретила человека, который может мне объяснить, что со мной происходит, показать, научить, как с этим справляться, не считая меня странной. Разве я могу отказаться? И я приняла решение начать обучение экстрасенсорике.

На следующий день я опять пришла к Анне в избушку. Она поставила меня посередине комнаты, велела закрыть глаза. Что-то сделала руками, и меня вдруг потянуло вверх. Я увидела, как плавно, но при этом быстро, юрко вылетаю из своего тела через макушку. А темя будто раскрылась лепестками, подобно цветку. Я парила в воздухе. Комната куда-то исчезла, вокруг меня был шоколадно-золотистый клубящийся туман – даже не туман, а какая-то неизвестная мне субстанция. Я попробовала было дотронуться до неё, как вдруг поняла – рук-то у меня нет. И всё равно, каким-то образом, я смогла дотронуться до этой атмосферы – она была мягкая и воздушная. Я подняла глаза и увидела над собой яркое-яркое жёлто-белое солнце с миллионом лучей. И оно очень приятно на меня светило. Через несколько мгновений я вернулась назад. Больше я никогда не выходила из своего тела – этот опыт я пережила лишь один раз.

Так началось моё обучение с тётей Аней. Разницы в возрасте не чувствовалось. Она мне объяснила, что такие люди, как мы – родственные души. Мы можем быть разного возраста, пола, социального статуса, говорить на разных языках – но всё равно воспримем друг друга, словно знаем всю жизнь. Я вдруг поняла розенкрейцеров с их «равенством и братством» – они говорили как раз про такие случаи.

Чтобы официально заниматься целительством, Анна получила официальные документы, закончив курсы экстрасенсов в Пензе. Она прошла три этапа в обучении и решила начать со мной с первого. Мы его как раз закончили за две недели, потом я уехала в Москву учиться в седьмом классе средней школы. Второй курс мы договорились начать следующим летом, когда я опять приеду на каникулы.

Теперь о моей встрече с Серовым, учителем тёти Ани. Сильнейшим магом, экстрасенсом. Ему на тот момент было 35 лет. Он занимал в городе важный пост, содержал спортзал, в котором лично преподавал подросткам карате, там же у него имелся кабинет, в котором он принимал пациентов – лечил руками, делал массаж. Способности к целительству в нём открылись через восточные единоборства. Потом он стал встречаться с другими экстрасенсами и учиться у них. Затем уже сам начал обучать. У Серова было две «ученицы»: тётя Аня и Раечка. Раечка – молодая девушка, лет на пять старше меня. Потомственная колдунья. У неё в роду регулярно рождались люди со способностями, так что в её семье ничуть не удивились, когда заметили за девочкой необычное с раннего возраста. Её сразу же стали обучать. Возить по всяким бабкам и знахаркам. Оказывается, есть семьи, в которых очень серьёзно относятся к подобным вопросам. Раечка была очень сильной, однако такое внимание близких избаловало её. Так или иначе, эти две женщины разными путями пришли к Серову, и он учил их правильно использовать свои силы. И да, Серов был благополучно женат, у него был сын восьми лет.

Теперь расскажу о нашей с ним встрече. На исходе лета тётя Аня сказала мне:
– Даша, с тобой хочет познакомиться мой Учитель. Он сегодня приедет посмотреть на тебя.
Мы продолжали сидеть, разговаривать, как вдруг распахнулась дверь, и на пороге, будто вихрь, появился высокий, энергичный, абсолютно лысый мужчина с ярко-синими глазами, в которых жила история. Он бодро поздоровался, широким шагом пересёк комнату и подсел к нам, как ни в чём не бывало. Однако всё было уже совсем не так, как до этого. Комната точно наполнилась электричеством, этот человек приковывал к себе всё внимание. Очевидно, что я ему была необычайно интересна. Он расспрашивал меня, шутил, многозначительно переглядывался с Анной. Я же буквально вжалась в стул. Очень испугалась я его. Ведь он – большой начальник. Прежде я никогда не разговаривала с такими мужчинами. Затем Серов также бодро вышел, вскочил на свой мотоцикл и улетел. И впервые за всё то время, что он был с нами, я спокойно вздохнула. И честно заявила тёте Ане, что когда «посмотрела» на его ауру, то увидела там зелёного тролля, и что не хочу больше общаться с таким «страшным» человеком, он меня сковывает и подавляет.

Итак, наступил 1994 год, мне исполнилось в конце мая 13 лет, и я снова поехала в Машск. Мы с Анной начали второй этап моего «обучения». Я даже принимала вместе с ней пациентов. Неожиданно на наших «приёмах» стал появляться Серов. Решил сделать меня своей ученицей. Сначала они с Анной учили меня вдвоём, а позже я сама начала ходить к нему в кабинет в спортзале, где он принимал больных. Он давал мне читать разные книги по экстрасенсорике, потом мы вместе их обсуждали. Невозможно было устоять перед его обаянием и остроумием. Встречались мы, конечно же, тайком. Если бы люди в городе, а также мои родные, узнали, что 36-летний мужчина и 13-летняя девочка «медитируют» – без слухов бы, понятно, не обошлось.

В один солнечный день Серов мне говорит:
– Даша, я хочу, чтобы ты освоила половую энергетику. Это самая сильная энергия на земле. Но для этого нам надо заняться тантрическими практиками. Тебе следует научиться воспринимать мужчин. Управлять своими инстинктами. И я хочу, чтобы ты меня поняла так, как надо.

В общем, сказано было настолько красиво и правильно для моего детского разумения, что я согласилась. Мы стали вместе мыться в сауне, практикуя чередование горячего пара и холодного душа, и добиваясь открытия чакр. Анна тоже принимала в этом участие. Серов был в плавках, Анна – в купальнике, а я полностью обнажённая. Потом мы садились на маты в спортзале (сауна располагалась рядом) и медитировали. Так прошло лето. С Серовым у меня была сильная духовная связь, он очень хорошо понимал меня. Он был и моим Учителем, и отцом, и лучшим другом. Мои способности развивались.

В 1995-м году я приехала к моим Учителям уже повзрослевшей. Во мне начала бурлить подростковая кровь. Серов проводил со мной всё свободное время. Мы развлекались и смеялись как сумасшедшие. Катались на мотоцикле, ходили на танцы, гуляли ночами по лесу под луной. Меня никто не контролировал.

Потом произошёл случай. Мы с Серовым медитировали у него в кабинете. Он сидел, а моя голова лежала у него на коленях. Его правая рука – у меня на лбу, а вторая – на животе. Вдруг его рука буквально на сантиметр сдвинулась с моего живота вниз – «туда» – и слегка сжалась. Ничего криминального. Но я резко поднялась. Серов спросил:
– Что случилось?
– Что-то не так. Что вы сделали?
– Я немного материализовал…
Мне стало не по себе.

Через несколько дней я заметила, что Анна совсем отдалилась от меня.
Однажды вечером я отправилась к ней на работу и предложила поговорить. Спросила, в чём дело, почему мы стали меньше общаться.
Она сказала:
– Даша, ты ничего не замечаешь?
– Нет…
– Ты влюбилась в Серова.
Земля раскололась на миллиарды частиц и ушла из-под ног. В тот момент я поняла, что такое удар молнии. Сердце подпрыгнуло и упало.
Тётя Аня продолжала:
– Но ты ведь понимаешь: он женат, у него ребёнок – ты не можешь разрушить семью…
Я соглашалась, словно во сне. Это был шок. Я осознала – Анна полностью права. КАК это всё случилось? КАК? Почему со мной???
Анна произнесла:
– Вы не должны больше видеться…
– Да, да. Я больше его не увижу…

Я вышла от неё и направилась в лес. В голове был смерч, разметавший все мысли. Сердце перестало стучать. Я долго-долго сидела под тенью деревьев, пока не наступила ночь. Мне хотелось слиться с корнями и остаться в лесу. Не чувствовать того огня, который начал пожирать меня. Именно в тот момент, когда я поняла, что всем сердцем, всею душою люблю этого мужчину, я должна навсегда расстаться с ним. И я приняла это решение. Никто никогда не понимал меня так, как он, не шутил со мной, не говорил со мной. Он был для меня целым миром. Ни с кем мне не было так интересно. И я решила вычеркнуть этого человека из своей жизни.

На следующий день я не пошла к Серову. Не предупредила, не отправила письмо, просто исчезла. В те времена не было ни мобильных телефонов, ни пейджеров, ни Интернета. Он не мог поговорить со мной. Приехать ко мне тоже не мог: как же – все мои родственники его увидят, узнают, он же известная личность в городе, будет скандал.

Мне было очень тяжело. Я поставила на своё сознание блок, чтобы перекрыть наш непрерывный мысленный диалог, но Серов всё равно проникал в мой мозг. Поскольку он делал это насильно, его мысленные посылы мне представлялись в виде ужасных кольцеобразных грязно-серых щупалец. Тысячу раз я готова была бросить всё и бежать к нему по острым камням босиком. Я не знаю, что меня удержало. Какая-то невероятная сила воли. У души нет возраста. И когда приходит Любовь, сколько бы не пережили воплощений, реинкарнаций, в каких бы мирах Вселенной мы не побывали – она сжигает весь наш опыт, воспоминания и возрождает нас. Это великая Сила и Дар. Что бы я ни делала, как ни пыталась отвлечься, передо мной всегда были его ярко-синие, пронизывающие глаза.

После я встречала его ещё несколько раз.

Первый раз мы случайно столкнулись в конце того лета. Город маленький, это было неизбежно. Я шагала по центральной улице, Серов в компании с кем-то шёл мне навстречу. Увлечённо разговаривал со своим собеседником и вдруг увидел меня. Я дёрнулась, чтобы сбежать. Только бежать-то некуда. Он оставил своего спутника и быстрым шагом направился ко мне.
– Даша, здравствуй… Что случилось? Я тебе враг?
– Нет…
– Тогда я тебе друг?
Я посмотрела ему в глаза, в суть его души. И увидела самого родного для меня человека на земле. А вслух сказала:
– Какая может быть дружба между пятнадцатилетней девочкой и сорокалетним мужчиной?
Он мгновенно закипел:
– Ах, ты во мне увидела мужчину??? Кажется, я знаю, чьих рук это дело…
– Анна не при чём, я всё сама поняла…
Я соврала. Больше ничего не сказала, развернулась и пошла прочь от него, чувствуя, как он прожигает мою спину взглядом.

Второй раз я встретила Серова уже после смерти моей матери, зимой 1997 года. Мне исполнилось 16 лет. Я побывала у родственников и собиралась уже ехать на вокзал, как вдруг он узнал, «увидел», что я в городе. Наплевав на всё, он примчался на машине прямо к моему дому. Сказал, что проводит меня на поезд. Родственники мои были в шоке, гадая, что же связывает такого влиятельного человека и меня. И когда это я успела? Естественно, жена моего брата поехала с нами провожать меня – проконтролировать, что я действительно сяду на поезд. Был поздний вечер, мороз, шёл снег. Мы стояли на перроне у состава, который должен меня увезти, и смотрели друг на друга. Серов был такой высокий, в красивой меховой шапке, распахнутой дорогой дублёнке.
Наконец, он не выдержал:
– Иди ко мне, я тебя обниму!
Я поняла, что, возможно, это единственный раз в этой жизни, когда я смогу до него дотронуться, осознавая, что в этом человеке заключён весь смысл моего существования. И я не устояла. Я просунула руки ему под дублёнку и крепко-крепко обняла, прижавшись к его груди в колючем шерстяном свитере, услышав стук его сердца, вдохнув его запах. Всего лишь на секунду. Всё исчезло – вокзал, снегопад, пассажиры и провожающие их. И я возблагодарила Мироздание, которое даровало мне этот миг. В тот момент мы были самыми любящими людьми на земле. И мы оба это знали.
Затем я мгновенно отстранилась и быстро вошла в вагон.

Последний раз я видела Серова в 2001-м году. Мне тогда уже было 20 лет. Начало лета, у меня умер дядя. Я приехала всего на день, на похороны. Картина маслом: толпа моих родственников, соседей, мой папа с братом и я выходим с кладбища после похорон, все начинают загружаться в специальный автобус, который отвезёт нас на поминки, а я задержалась в воротах кладбища, снимая платок.
И вдруг слышу знакомый голос с хрипотцой:
– Даша!
Поворачиваюсь – стоит его машина, и он сам, артистично облокотившись на неё, весь высокий, красивый и накаченный, зовёт меня. Вся родня, соседи, мои папа и брат, как по команде, уставились на нас. Мне ничего не оставалось, как подойти к нему на ватных ногах и обнять. Папа и брат не растерялись и направились за мной, знакомиться. Серов, как ни в чём не бывало, предложил нас подвезти до дома, где будут проходить поминки. Я села вперёд, папа с братом – сзади. Не помню, как мы ехали. Я была вне себя от счастья, шока и страха. Подъехали к дому: мои домашние сидят в его машине, не выходят. Я подождала несколько секунд, повернулась к ним и говорю:
– Можно нам поговорить наедине пять минут, мы несколько лет не виделись.
Папа нахмурился:
– Только пять минут, я тебя жду в доме.
Естественно, ни в какой дом он не пошёл, встал недалеко, рядом с забором. Брат встал с другой стороны, у дров. У нас с Серовым было несколько минут. Он задал какие-то несущественные вопросы, я ответила невпопад. Он развёлся с женой. Потом сошёлся со своей ученицей – Раечкой… Женился на ней. Перестал лечить пациентов.
Глубоко вздохнув, он сказал:
– Даша, пусть всё останется в сердце.
Я кивнула и вышла из машины. Серов рванул с места так, что завизжали тормоза. Больше я его не видела. В тот же вечер я уехала и никогда не возвращалась в тот город.

Спустя несколько лет Анна случайно оказалась в Москве, и я встретилась с ней. Я уже была совсем взрослая, замужем, родила ребёнка. Я спросила её, что же такое всё это было.
Анна опустила глаза:
– Даша, я так любила его… Хотела выйти за него замуж. И тут появилась ты. Он как с ума сошёл. Говорил только о тебе. Говорил, что хочет воспитать тебя и стать твоим первым мужчиной… Я сделала всё, чтобы этого не произошло.

Когда я развелась с мужем и прошёл первый год одиночества, я набралась наглости, нашла в Интернете рабочий телефон Серова и позвонила ему. Это было в 2007-м. Спросила его, что он ко мне чувствовал. Он ответил, что я – единственная женщина, которую он так любил.

И я ответила:
– Пусть всё останется в сердце…

Tags: личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 42 comments