Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

Как я рожала Свята

По просьбам в очередной раз публикую историю своих родов. Слабонервным не читать :)

О МОЕЙ БЕРЕМЕННОСТИ, РОДАХ И ЖИЗНИ В ЦЕЛОМ.

ДО БЕРЕМЕННОСТИ.

Родилась в Москве. Папа - военный, мама – врач. В моей семье по материнской линии 4 поколения врачей.

До 9 класса училась в обычной средней московской школе № 755 и параллельно посещала художественную школу, 10-11 классы – в историческом лицее на базе школы № 228 при Российском государственном гуманитарном университете, в который потом поступила на экономический факультет, специальность «мировая экономика», и закончила. Диплом писала на тему «Развитие внешнеторговых отношений Австрии и России в период с 1995 по 2002 гг.».

В 20 лет я покинула отчий дом и пустилась в свободное плавание. Работала журналистом, много ездила. Детей рожать не собиралась. Даже не думала об этом. Материнство – это был совершенно чуждый мне сегмент жизни. Не верила в счастье семейной жизни с мужчиной. Учёба и книги всегда были важнее, чем личная жизнь.

ПЛАНИРОВАНИЕ.

С будущим супругом мы познакомились 16 августа 2001 года. Он приехал в Москву из Карелии. Тоже, как и я, работал журналистом. Потом переквалифицировался в программиста и поступил в университет. Мы стали лучшими друзьями. Постепенно пришли чуЙства. Сняли совместное жильё (комнату в коммуналке рядом с Арбатом – в Среднем Кисловском переулке) и стали жить вместе. Одни окна нашего дома выходили на Московскую Государственную Консерваторию имени П. И. Чайковского на Большой Никитской, другие – на Российскую академию театрального искусства - ГИТИС (РАТИ-ГИТИС) в Малом Кисловском переулке, так что наш будущий ребёнок должен был получиться артистичным ;).

Мысли о потомстве стали приходить в августе 2002 года. Задумались о как минимум 5-рых детях. Я ушла с работы журналиста на более спокойную работу с бумажками в офис. В ноябре 2002 года стала активно изучать интернет на предмет наличия сайтов о беременности, больше всего тогда мне понравился сайт «мама.ру», я скачала с него почти все статьи и фотографии. Вообще, я считаю, что очень безответственно подошла к планированию беременности. Мне был 21 год и просто хотелось ребёнка - и всё тут, а о материальных проблемах, связанных с увеличением семьи, я не думала. Потом, на момент зачатия, мы с мужем не были официально женаты, просто жили вместе в гражданском браке полтора года. Это сейчас, родив первого ребёнка, я стала понимать, что ЭТО такое, сколько надо денег, помимо здоровья, нервов и терпения. А тогда у меня был белый пароход в голове. Так что я сходила в ноябре 2002 года в обычную бесплатную поликлинику № 112 к гинекологу и терапевту, сдала анализы. Краснухой я переболела уже в сознательном возрасте – в 19 лет, так что прививку от краснухи мне врачи не стали делать. Начала строить графики базальной температуры и пить витамины «Элевит». Накупила книг по беременности и родам. Мой муж, начиная с ноября 2002 года, постоянно покупал мне тесты на беременность и ждал, ждал…

БЕРЕМЕННОСТЬ.

Зачатие произошло, когда я заканчивала пятый курс универа, в день сдачи Государственного экзамена по мировой экономике – 25 февраля 2003 года. Последние менстры были 1 февраля, так что забеременела я аж на 25-й день цикла. Беременность началась с поднятия температуры до 38,5 без прочих признаков простуды. В это время мне из Германии знакомые привезли чудесный бальзам и я «лечилась» им, попивая чай (1 чайная ложка на кружку чая 3 раза в день). После принятия бальзама у меня впервые обнаружилась «аллергия» на алкоголь – всё тело покрылось красными пятнами. У меня шла вторая неделя после зачатия… Так всё началось. Потом начались ночные путешествия в туалет по 5-6 раз за ночь. Я стала очень чувствительной, плакала из-за каждой мелочи. Ещё ко всем ощущениям из-за увеличения количества гормонов добавилась бессонница. А когда засыпала, снились сны о родах. Ну, и как никогда много, стало сниться эротических снов. Ещё одна особенность первых двух месяцев беременности у меня: как никогда много стало выделяться в ушах ушной серы, несмотря на постоянную гигиену.

Утром до завтрака 15 марта 2003 года (19-й день после зачатия), сделав тест на беременность, я увидела, что «ополосатилась». Сразу помчалась в женскую консультацию № 8, где врач Айзенберг Борис Моисеевич удивлённо поднял брови: «А что так рано-то пришла? Приходи недели через две…». Купила витамины «Витрум Пренатал».

Потом начался токсикоз. Есть могла только чёрные сливы, свежие огурцы, свежие помидоры, укроп и зелёный виноград - всё! Так прошла вся весна, а в транспорте меня мутило до самого конца беременности, я повсюду возила с собой нашатырный спирт.
На 3-м месяце беременности начался насморк, который длился тоже всю беременность. На 10-й неделе беременности меня с повышенным тонусом матки на 5 дней положили на сохранение в 72-й роддом. Кололи папаверин, давали но-шпу, валерьянку, фолиевую кислоту и витамин Е. После 5-ти дней, проведённых в патологии беременных, где вместе со мной в одной палате лежали женщины с выкидышами и абортами (всего в одной палате 9 человек), я ушла оттуда под расписку, услышав немало кошмариков и от врачей, и от соседок по палате, делившихся своим богатым жизненным опытом.

Отдельный вопрос по поводу моей работы и о том, когда говорить о беременности на работе. Личный опыт: лучше тянуть до последнего, пока сами не заметят. И лучше, чтобы попозже заметили - одежду свободную носить и т.д. Замену на декретный отпуск за 2-3 месяца до родов успеют найти. У меня печальный опыт просто - я на радостях в прекрасном своём дружелюбном коллективе, где жили чуть ли не по-семейному, сказала что беременна, когда у меня было 3 недели после зачатия. Таааакое началось :(( Во-первых вся доброжелательность с их стороны сразу куда-то пропала (я работала там полгода и отношения успели сложиться чудесные), начался жуткий моральный прессинг с высказываниями "бывалых" женщин о выкидышах и мёртвых детях в родах, о том, что муж меня бросит, не сможет вынести тяжести отцовства. Короче, говорили всё то, что так может «поднять» настроение впечатлительной беременной женщины. Уволить хотели, но нельзя, собрались перевести на низкооплачиваемую должность в другом отделе, якобы, чтобы мне "не трудно было", короче, я чуть не лишилась всех своих декретных выплат по собственной глупости и наивности. Я просто такой подставы от своей чудесной лапочки женщины-начальницы не ожидала. Врач у меня умный и подкованный в этом плане оказался - с 20-й акушерской недели беременности отправил меня на больничный, на котором я просидела уж до самых родов. Так что мои работодатели ничего не успели сделать - на больничном я была. Пришлось им всё оплачивать и давать мне отпуск по уходу за ребёнком до 3-х лет. Я на эту работу возвращаться не собираюсь. А будущим мамам в подобной ситуации надо быть умнее - скрывать до последнего. На вопрос: "Чего раньше молчала?" всегда можно ответить: "Был сильный тонус, повышены гормоны, постоянная угроза, мог произойти выкидыш".

На 4-м месяце беременности мы с мужем обвенчались.

Толкаться малыш начал на 20-й неделе, я чувствовала, будто внутри меня плавают маленькие рыбки. 21 июля нам сказали на УЗИ, что будет мальчик. У меня очень активно во время беременности выделялось молозиво из груди, просто текло реками, особенно, когда муж был рядом – гормоны, что тут скажешь. Я постоянно носила прокладки из стерильной марли в бюсгалтере. Ещё у меня начались отёки, я сильно прибавляла в весе. С начала августа (25-26 неделя беременности) началась жуткая изжога. Спасало меня только молоко.

Во время беременности я не ходила ни на курсы подготовки к родам, ни в платные медицинские центры. Меня вполне устраивала обычная женская консультация и информация, которую я получала из книг и интернета.

На 28-й неделе мне в женской консультации выдали обменную карту, и теперь я повсюду таскала её с собой вместе с паспортом и страховым полисом. Взяла на работе декретный отпуск и заодно отпуск по уходу за ребёнком до 3-х лет.

Летом 2003 года мы с мужем переехали в однокомнатную квартиру в Северном округе Москвы на «Речном вокзале» и с 30 недель беременности я стала посещать местную женскую консультацию при 193 поликлинике, врача Цветкову Ирину Витальевну.

На 35 неделе беременности УЗИ показало, что малыш расположился в матке головой вниз. К тому моменту я набрала 17 килограмм веса (с 66 до 83-х). Всего за беременность я поправилась на 18 килограмм. На 37-й неделе беременности у меня подскочило давление, и я легла в патологию беременных – в 17 роддоме. Провела там 11 дней с 19 по 30 октября 2003 г., мне сгоняли отёки.

Сильно ныла поясница. Мучила изнуряющая изжога. Предположительная дата родов была у меня 8 ноября, но я перенашивала. Хотели опять положить меня в роддом, но я наотрез отказалась. 14 ноября потихоньку стала отходить слизистая пробка, живот опустился. За 2 дня я вдруг «неожиданно» похудела на 2 килограмма.

РОДЫ.

Предполагаемая дата родов у меня была 8 ноября 2003 г. А родила я 18 ноября. То есть «переносила» 10 дней. Рожала я ровно 12 часов. Рожать ОЧЕНЬ больно.

Шла 42-я неделя беременности, а я всё сидела дома и для ускорения процесса пила чай с малиновым вареньем. Шейка матки была уже мягкая, слизистая пробка потихоньку «сопельками» отходила уже 4-й день. Для убыстрения процесса я ещё 3 раза в день принимала горячую ванну. Фактически, «жила в воде». 17 ноября 2003 года, в понедельник, в обед я пошла в женскую консультацию, врач меня осмотрела, проверила сердцебиение ребёнка – 140 ударов в минуту, сказала приходить через неделю и отправила домой. Конечно, перед этим она настаивала, чтобы я ложилась в роддом, рассказывала всякие кошмарики, но я привезла ей справку из 17 роддома, что срок беременности по УЗИ у меня составляет не 42 недели, а 39. И она от меня «отстала».
В 14.30 я пообедала блинчиками, попила чай и с 15.00 уже ничего не ела и не пила – не хотелось. Вечером пришел с работы муж, поужинал, и я попросила его на всякий случай меня побрить (как чуяла).
И вот наступает 22.00. Я спокойно полулежу на кровати, листаю журнал, смотрю телевизор. И вдруг у меня начинает болеть живот. Как будто кишечник. Ничего похожего на тянущие боли внизу живота или боли при месячных, как описывают схватки.
Ну вот и я о родах даже не подумала. Подождала минут 5, боль не проходила – я пошла в туалет и облегчилась. Вернулась, легла, - а боль всё не проходит. Я полежала ещё минут 10, потом опять пошла в туалет. Вернулась и говорю мужу: «Блин, чем-то отравилась! Живот болит, понос». Потом подумала и говорю: «Хотя чем я могла отравиться? Ела-то я последний раз в три часа дня, а сейчас уже одиннадцатый час вечера? Если бы отравилась, живот бы раньше заболел». И муж первый сказал: «Может, ты рожаешь? Давай вызывать «Скорую»!».

И я позвонила по телефону, указанному в обменной карте, вызвала машину на роды. Это было в 22.30. 17 ноября 2003 года.

И тут НАЧАЛОСЬ. Боль усилилась. Я приняла душ. Потом говорю мужу: «Бери бумагу с ручкой и записывай время схваток. Стали записывать. Боли (= схватки) сразу пошли частые. Боль – 1 минута, интервал между схватками – 2 минуты. В 23.00 интервал сократился до 1 минуты. А машины всё не было… Я давай опять звонить по телефону вызова машины на роды и орать на них, что я сейчас уже дома рожу, схватки частые, а машины всё нет.

Да, забыла, с самого начала – где-то с 22.15 меня начала бить мелкая дрожь, озноб по всему телу, как перед серьёзным экзаменом.

Живот болел сильно, меня колотило, сидеть я уже не могла и как разъярённая тигрица в клетке ходила туда-сюда по комнате.

Вообще, боль в родах я бы разделила на 4 этапа:
1) С 22.00 до 22.35 – сильная боль, будто очень хочешь в туалет по-большому, когда отравишься чем-нибудь. Живот болит как при отравлении.
2) С 22.35 до 1.30 ночи – боль ещё сильнее, но терпеть можно, хотя от боли тебя сгибает на две половины. В это время я ещё могла даже разговаривать.
Ну а третий и четвёртый этапы нельзя описать – это надо пережить. На третьем этапе можешь кричать, хотя это не помогает и очень раздражает врачей и акушерок, а 4-й этап – это начинается за 2 часа до родов – у меня он начался в 8 утра 18 ноября 2003 г. Тут уже и кричать сил нет, только дышишь, смотришь на часы в родблоке и думаешь, когда же всё это закончится. Ещё меня в родах тошнило, но не рвало.
А вот рожать уже совсем не больно – просто тужишься и всё. Тут, как моя мама говорила, и вправду понимаешь, что «Родить – это как покакать сходить».

Ну, я отвлеклась. Наконец, в 23.30 приехала «Скорая». Фельдшер причём была та же, которая забирала меня в 17 роддом с повышенным давлением 19 октября. Мы поздоровались как старые знакомые. Я выпила 3 таблетки валерьянки, собралась и вместе с мужем дружной компанией мы поехали в 17 роддом. Контракта на роды я не заключала и врачам не платила. Рожала без мужа.

В приёмном отделении роддома мы были около часа ночи уже 18 ноября. Меня осмотрела на кресле врач Ирина Александровна Копылова, сказала, что раскрытие шейки матки 2 сантиметра. Её руки в перчатках были все в кровавой слизи. Я подумала тогда, что если мне так больно, когда шейка матки раскрылась всего на 2 сантиметра, то что же будет, когда она будет раскрываться до 10-12 сантиметров, чтобы пропустить малыша?

Потом молоденькая медсестра Полина сделала мне «монументальную» клизму, похвалив, что побрилась дома. После туалета, душа и переодевания в больничную одежду, я вышла попрощаться с мужем, всплакнула.

В начале второго ночи я уже лежала на белоснежной кровати в родовом блоке в отдельной палате с туалетом и душем и слушала безумные крики рожающей женщины в соседней палате.

Мне воткнули в вену правой руки у локтя катетер и поставили капельницу. И. А. Копылова сказала, что её смена заканчивается в 9 утра и намекнула, что мне желательно к этому времени родить, поэтому для ускорения процесса мне вскроют плодный пузырь и выпустят околоплодные воды.

Итак, около 1.30 ночи мне сделали амниотомию (вскрытие плодного пузыря). Это не очень больно, просто страшно и как-то неприятно. Вскрывают пузырь длинным металлическим штырём, загнутым на конце.

Потом врач стала давить мне на живот, выдавливая оттуда воду в утку. Вода эта желтовато-прозрачного цвета, похожа на жирный куриный бульон.

После амниотомии схватки резко усилились. Мне к животу подключили монитор – КТГ – измеряющий сердцебиение плода. Сначала схватки стали идти реже, чем дома – через каждые 5 минут по 30 секунд боли. Потом всё чаще и чаще.

Тут я уже стала стонать. Было очень больно. И боль эту невозможно описать. Копылова предложила сделать мне обезболивание – эпидуральную анестезию. Я согласилась, получив утвердительный ответ от всех женщин-врачей и медсестёр-акушерок, находящихся в поле видимости, на вопрос, согласились бы они сделать себе эпидурал, если бы рожали.

Около трёх часов ночи пришел сонный врач-анестезиолог вместе со своей помощницей медсестрой. Они повернули меня на левый бок и стали что-то химичить с моей поясницей. Прежде чем ввести катетер в спинной мозг, врач сделал мне обезболивающий укол. Потом я почувствовала, как он скальпелем быстро чиркнул мне по спине и стал вводить что-то внутрь. Сразу по всему позвоночнику пошел приятный леденящий холод. Меня перевернули на спину и сказали не двигаться. К правой руке подключили аппарат, измеряющий давление, в левой руке у меня была капельница, а на животе – пояс КТГ. Короче, я была вся «опоясана».

Это было очень утомительно – у меня дикие боли, а я обязана лежать на спине с вытянутыми руками – в одной капельница, в другой – аппарат с давлением, а на животе прикреплён пояс с датчиками. Кошмар.

Это было в начале четвёртого утра. Боль стихла, хотя я чувствовала схватки. Я расслабилась и глубоко дышала. В начале пятого утра анестезия стала отпускать и мне ещё добавили обезболивающего. Низ живота и бёдра онемели, хотя ногами я могла двигать. Я лежала на спине. Раскрытие было уже 6 сантиметров. Ко мне периодически подходили две медсестры – Инна Соколова и ещё одна с красивым кавказским именем, не могу его вспомнить. Копылова приходила каждые полтора часа и осматривала меня. В 6 утра меня пришла осмотреть очень хмурая (а какой быть женщине в 6 утра ;)) и строгая заведующая гинекологическим отделением 17 роддома. В этот момент рядом как раз находился врач-анестезиолог. Заведующая сказала ему, что, мол, хватит мне обезболивающее колоть, я должна и помучиться. Мужчина рискнул с ней поспорить и вколол мне наркотик третий, последний раз.

Около восьми утра она пришла ещё раз, последний, грубо и строго сказала, что обезболивание мне больше делать не будут, что надо и помучиться и что будет очень больно. Дав мне, таким образом, психологическую установку, она посмотрела меня и сказала, что ей не нравится, что у меня «медленно» раскрывается шейка матки и сказала медсестре прокапать мне в капельницу окситоцин – чтобы роды пошли быстрее.

Очень хотелось пить. Пить не давали. Мне намочили кусочек ваты под краном и дали промокать губы.

Анестезия постепенно переставала действовать. Схватки были всё сильнее. Успокаивала я себя двумя вещами:
1) Это когда-нибудь закончится.
2) Ребёнку тяжелее, чем мне, поэтому надо держаться.

Я не кричала в родах. Это было бесполезно и только отнимало силы. Я начала часто-часто дышать по-собачьи, когда была схватка, а в те секунды, когда она проходила, старалась глубоко дышать и расслабиться. В эти моменты я впадала в какой-то транс. Я входила в трещину между мирами, пропуская из того мира в этот новую Жизнь. Больно было всё время. И во время схваток, и между ними. Боль была бесконечной. Я была одним комком боли, мозги не работали. Я превратилась в животное.

Около 9-ти утра ко мне подошел новый врач – Полынский Сергей Владимирович. Он уже не отходил от меня до самых родов. Я молча лежала на спине и дышала.

Около 9.30 пришел начальник родильного отделения 17 роддома – врач Павлов Сергей Петрович. Он решил сам принять у меня роды. Я только беззвучно спросила одними губами: «Когда рожу?».
Он пожал плечами и ответил, что всё индивидуально. Пришел врач-анестезиолог. Мне вдруг стало очень приятно, что вокруг меня три молодых крепких, красивых мужчины-врача. Я почувствовала себя увереннее и даже стало как-то полегче.

Тужиться мне не хотелось. Павлов осмотрел меня и сказал, что у меня полное раскрытие. Это слова были как бальзам. Откуда-то взялись силы и энергия, хорошее настроение. Павлов попросил меня потужиться и сказал, что пора перебираться на кресло, которое стояло рядом с моей кроватью. Я не поверила своим ушам. Всё? Так быстро? У меня от радости и удивления даже меньше болеть стало.

Пришла акушерка – Беляева Женя. Пришла И. А. Копылова. Пришла врач-педиатр. Короче, народу в моей родильной палате было полно – три мужчины и три женщины. Я сама дошла до кресла, забралась на него, закинула ноги. Беляева надела на них какие-то мешки, помазала меня йодом. Я взялась руками за специальные поручни. Павлов встал слева, Полынский – справа, анестезиолог – в головах, женщины встали прямо у промежности. Павлов сказал: «Идёт схватка – тужься, постарайся 3 раза за схватку».

Время было около 10-ти утра. Пошла первая схватка – я сделала 2 потуги. Потуги – это так тужишься, будто у тебя запор и ты выталкиваешь из кишечника то, что не можешь. И посильнее. То есть тужишься, напрягаешься, но напрягаешь не голову, а живот. Все силы уходят в живот, как при запоре.
Итак, пошла у меня 2 схватка – я успела сделать 3 потуги, а на 3-й схватке мужики надавили мне локтями на живот и я почувствовала, как из меня очень быстро выскочило что-то круглое и скользкое. Было совсем не больно. Просто мышцы уже онемели от боли. То есть ребёнка из меня выдавливали. Павлов, когда выходил ребёнок, быстро чирикнул по мне 2 раза ножницами. Было 10.03, но время рождения Святослава написали – 10.05. Роды длились ровно 12 часов. Как родился послед, я не заметила. Всё время я была в сознании и всё пережила. Родовая боль, наверное, самая сильная на Земле, но и её можно пережить.

Вот и всё. От меня сразу все отстали. Врач-педиатр взяла Святослава на руки. Он был тёмно-серого цвета, личико недовольное, молчал. Я испуганно воскликнула: «А почему он молчит?» Педиатр усмехнулась и сказала: «Подожди, сейчас я сделаю так, что закричит». И через несколько секунд я услышала раскатистый плач младенца. Я посмотрела на Павлова: «А положить мне его на живот?», он чуть не плюнул в меня: «Мы не в Америке! Всё это американские штучки!». Мне стало смешно от этого взрыва национализма. В это время педиатр, очищавшая новорождённого от слизи, воскликнула, с трудом удерживая извивающийся комочек плоти: «Шустрый какой! На тебя похож!». Потом доктор Полынский принёс мне грелку синего цвета со льдом и положил мне её на низ живота. Вот это был кайфФФФ! Мне стало так хорошо: схваток нет, боль закончилась, живота нет. Анестезиолог вкатил мне ещё обезболивающего.

Педиатр (правильно, наверное, неонатолог) закончила обтирать Святослава и поднесла его ко мне с левой стороны: «Кто?», я радостно воскликнула: «Мальчик! Святослав!». Потом педиатр положила мне голенького, горячего, красненького малыша на грудь: «Вес: 3350 грамм, рост: 51 сантиметр, 8-9 по шкале Апгар». Ребёночек тихонько сопел, не плакал, смотрел на меня по-старчески мутными глазами. Через несколько минут его забрали и положили рядом со мной под лампу греться. Ещё врачи сказали, что у меня были лёгкие роды (какие же тогда тяжёлые??!!) и так можно хоть 10 детей родить.
Доктор Полынский сел меня зашивать, у меня было 2 шва. Доктор Копылова стояла рядом и комментировала его работу, рассуждая о том, как важна для женщины «красивая дырочка». Я же лежала, отдыхала и балдела. Святослав хрюкал под лампой рядом. Со льдом я пролежала два часа, в 12.00 дня 18 ноября 2003 года мне, наконец, вручили сына в руки навсегда и на каталке нас повезли в послеродовое отделение, в отдельную палату с туалетом и душем, а в 16.00, через 6 часов после родов, уже разрешили вставать. Не смотря на то, что я уже больше суток не спала, спать не хотелось. Не могла наглядеться на свою масипусечку и взяла его к себе в кровать. Так закончились роды. И ВСЁ ТОЛЬКО НАЧАЛОСЬ!

ПОСЛЕ РОДОВ.

Мы с сыном в роддоме не разлучались ни на минуту, лежали в послеродовом отделении вместе в отдельной палате с туалетом и душем. И всё это удовольствие абсолютно бесплатно. Нянечка носила мне обеды прямо в палату, жалела меня, что я с трудом первые дни ходила. Хотя врачи и говорили, что после родов надо спать на животе – я спала только на спине, во всех других положениях у меня всё болело.
Через 2 часа после родов, когда нас с сыном вместе положили на кровать, я сама размассировала себе грудь и напоила малыша молозивом. В родах я за 1 день сбросила 6 килограмм (с 83 до 77). В роддоме Святослав был самым спокойным ребёнком – ел и спал, сладко причмокивая во сне и иногда повизгивая во сне, вообще не кричал ни разу. Я его кормила только грудью, не допаивала смесью или водичкой. В первые же сутки сын стал очень хорошо сосать грудь, какать по 2 раза в день и уморительно пукать и икать. Я очень боялась трещин на сосках, но грудь поболела всего 1 день, привыкая к новой работе. Я всё время мазала соски кремом «Пурелан 100». На третий день в роддоме мне сделали УЗИ, чтобы посмотреть, как сокращается матка, а на пятый день в 14.00 выписали. Так что после обеда в субботу, 22 ноября 2003 года мы были уже дома. Мне очень понравилось в 17 роддоме.

После родов я приходила в себя довольно долго. Рождение ребёнка оказалось и для моего организма, и психики настоящим потрясением. Очень болели шрамы от швов, садиться я смогла только спустя 10-12 дней после родов. «После родов у Вас открылась язва желудка, выпали 2/3 волос на голове, крошились зубы и ногти, кровоточили десны, вздулись вены на обеих ногах, каждый вечер ныла поясница, зашитая промежность не давала сидеть, какать и даже кашлять, от постоянных запоров развилось пучеглазие, покрытый растяжками живот смахивал на старую гармонь, мешки под глазами свидетельствовали о бурно проведенных ночах, масса тела превысила норму в 2,5 раза и теперь Вы весите 100 килограмм, и, как пикантное дополнение к получившемуся букету, - друг геморрой размером со страусиное яйцо. Поистине, роды омолаживают организм (а именно так в один голос утверждают многие звёзды российской эстрады, кино и телевидения, например, Елена Ханга и Алика Смехова)!» - это про меня. В общем, около трёх месяцев я просто лежала с ребёнком в кровати, кормила его грудью и восстанавливалась после родов.

ГОД ПОСЛЕ РОДОВ (18.11.2004)

Сейчас я вешу 84 килограмма и ношу 56 размер одежды (до беременности носила 46-й). Похудеть, как не стараюсь, пока не получается. Боль в пояснице после беременности так и осталась. И изжога тоже. Грудь превратилась в уши спаниеля. В общем, если бы я знала, что это всё будет так тяжело – рожала бы после 35 лет или вообще не родила бы. Но, что сделано, то сделано и я этого хотела, хотя и не представляла, что это такое – материнство. И сколько надо здоровья, нервов, терпения, сил и ДЕНЕГ. Хотя, хоть и говорю, что родила бы после 35 лет, но мне кажется, что физически с возрастом это всё даётся тяжелее. Психологически – да, ты уже не девочка, знаешь жизнь и осознаёшь всю ответственность, но физически – прибавляются всякие возрастные болячки типа гастрита и прочего. Так что в родах в 22 года есть свои плюсы. Человек может иметь какое угодно мнение о детях, это ровно до тех пор, пока они (дети) у него не появятся. И тогда мнение изменится. Или усугубится (что само по себе тоже изменение).

ДВА ГОДА ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ РОДОВ

Вышла на работу. Мы развелись с Алексеем. Я воспитываю ребёнка одна.

РЕБЁНОК

1 мес. – стали вместе купаться в общей ванной.

1,5 мес. – первая осознанная улыбка.

2 мес. – стал произносить звуки «а», «у». Изучает свои ручки. Сосёт кулачки. Когда хочет спать, трёт глазки.

Положила первый раз в манеж – в 4 месяца.

Сел сам – ровно в 6 месяцев.

6 месяцев и 2 недели – ввела первый прикорм – пол-ложки свежевыжатого сока зелёного яблока, разбавленного кипячёной водой. До этого кормила и поила ТОЛЬКО грудью.

7 месяцев и 2 дня – вылез первый зуб.

Сделал сам несколько шагов в манеже, не держась – 10 месяцев.

Бегает вовсю – 1 год.

Кормила грудью по требованию до 1 года и 1 месяца. А молоко у меня было аж до Святославкиных 2-х лет! Я очень жалею, что перестала кормить грудью так рано, теперь бы кормила до 2-3-х лет.

1 год и 9 месяцев (12 сентября 2005 г.) – Святослав пошел в ясли.

2 года – чётко произносит 10 слов, активно пытается общаться.

2 года 2 месяца – спит отдельно в своей кроватке днём два с половиной часа и ночью 10 часов (до этого спал со мной).

2 года 3 месяца - ест ложкой и вилкой. Пьёт из чашки. Начал самостоятельно ходить на горшок. Практически не говорит, всё показывает жестами.

ДВА С ПОЛОВИНОЙ ГОДА ПОСЛЕ РОДОВ (18.05.2006)

Работаю. Сын ходит в ясли. Живём вдвоём. Много гуляем и читаем. Хорошо нам, короче :))

ТРИ ГОДА ПОСЛЕ РОДОВ (18.11.2006)

Может, ещё родить?

ТРИ ГОДА ДВА МЕСЯЦА (18.01.2007)

Святослав начал говорить.
Ночью спит без подгузника и не писается.
Отказался от бутылочки с соской.
Просит меня читать ему книги.
Очень любит купаться и ежевечерне проводит в ванной два часа.
Какает два раза в день.
Обожает игрушечные машинки. Снимает с колёс шины.

...

Tags: мамское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments