Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

А вот про поле...

Отдельная история про то, как я провела прошлые выходные. Они наглядно демонстрируют девиз всей моей жизни: «Гюго: польза сомнительная, но скучно не будет».

Начнём с того, что в пятницу меня не взяли на новую работу. Не вышла на работу зам. по экономике, без одобрения которой меня не смогли оформить. В субботу я, отчаявшись и решив забить на всё, собралась в деревню, к козам и курам. Точнее, на дачу к моей лучшей подруге Лене, с которой мы дружим с девятого класса художественной школы, уже 20 лет. Лена вдобавок ещё и крёстная моего сына Святослава. Но это так, ремарка. Дача Лены находится в 30 км от Москвы, на старом Дмитровском шоссе. Сели мы на Лианозово в электричку, вышли на станции «Луговая». Дотопали до дачи, пообедали, и Лена пошла мне показывать окрестности, поля и леса. На даче остались родители Лены и её бабушка, 94 года. Надо добавить, что я не люблю уезжать из Москвы. Таких домоседов, как я, ещё поискать надо. Так что на дачу к лучшей подруге я выбралась впервые за три года. Я взяла с собой несколько килограмм домашней свинины, мама Лены её замариновала. Собрались делать шашлык.

Значит, гуляли мы, гуляли, пришло время возвращаться. Заходим в дом, за нами входит мама Лены и говорит: «Бабушка умерла». Царствие Небесное. Ну, тут приехала скорая, милиция, машина из морга. До вечера дел было невпроворот. В воскресенье с утра Лена встала и решила пойти в церковь на службу, помолиться за упокой новопреставленной. Церковь находится на расстоянии двух деревень. Туда ходит автобус. Доехали, в 8:30 началась служба, выстояли мы её аж до полудня. Все в клубах дыма от ладана и пряности воска сгораемых свечей. Когда вышли на свет божий, выяснилось, что наш автобус уже уехал, а ближайший будет через два часа. Лена сказала, что ждать мы не будем, «пойдём пешком по полю». Ну, я думаю – поле, так поле. Оказалось, это поле на «отдыхе», то есть в этом году там ничего не сажали. Оно заросло травой по пояс и густыми зарослями борщевика. Кто не знает, это такие огромные лопухи, только они ещё и жгутся, как крапива. Когда мы вступили на поле, из этих зарослей борщевика на нас бросились с лаем дикие собаки. Отдыхали они там от полуденного зноя. Бежать было некуда, отступать поздно и я в своих тапочках последовала за Леной. Теперь несколько слов о Лене. Это кандидат политических наук, доцент, преподаватель ВУЗа, собирающий материалы для докторской диссертации. В общем, ум, честь и совесть моей эпохи. От такого человека я не могла ожидать многокилометровой прогулки по полю, заросшему борщевиком, в полдень под палящим солнцем. Хорошо, что мы шли из церкви, и у меня был с собой платок, который я повязала на голову, дабы избежать солнечного удара. За эти несколько часов я загорела так, что люди, встречающие меня в последующие дни, спрашивали: «Ты что, с моря вернулась?». После поля пришлось ещё идти по леску прямо по илистому дну высохшего ручья. Вернее, не совсем высохшего. Мои ноги по щиколотку проваливались в тёплый ил. Тапочки умерли ещё в поле, тут же я просто переворачивала покойников. До дома мы дошли ближе к вечеру. Родители Лены, посмотрев в мои глаза, пошли жарить шашлык. Вечером мы ещё прошли три километра от дачи до станции, чтобы уже ночью добраться домой. Бабушку похоронили во вторник. В этот же день меня приняли на работу.
Tags: личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments