Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

Гюго и Робеспьер, или как испортить жизнь мужчине (продолжение романа в письмах)

начало тут
(все письма можно прочитать, пройдя по тэгу "роман в письмах")

Письмо 10. Обо всём.
9 декабря 2013 г., понедельник


Я пишу эти письма в никуда. Другу-мужчине, которого у меня нет. Я сама его выдумала, и он никогда не отвечает мне. Но мне это зачем-то нужно. Спустя столько холодных зим одиночества вдруг появилась потребность высказаться. И мне, на самом деле, не очень-то и важно, читаешь ли ты мои сокровенные мысли или нет. Большинство людей эгоисты и живут для себя, слышат только себя. Начинают строить отношения и любят в отражении другого человека исключительно себя. Предъявляют претензии и обижаются, что другой человек ведёт себя совсем не так, как они ожидают. Потому что иной человек – это целый незнакомый мир, понять который практически невозможно, и очень тяжело это принять, когда думаешь только о себе.

Вчера я заблудилась в Подмосковье. Было очень холодно, я выехала от подруги из Путилково и свернула совсем не туда. Потерялась на машине в лесу, испугалась, на заднем сиденье заплакал Святик. Стремительно темнело, и у меня закончилась стеклоомывающая жидкость. Лобовое стекло покрылось инеем и замёрзшей грязью, и я ничего не видела. Встретила в районе Барвихи каких-то геодезистов и они объяснили мне, как вернуться обратно в Москву. Я заехала на мост, развернулась и каким-то чудом снова оказалась рядом с ними. Они смеялись и приговаривали: «Откуда же ты взялась опять?». В итоге, всё-таки выехала. Заехала на одну заправку – там не оказалось в продаже стеклоомывающей жидкости, потом заехала на другую и в темноте припарковалась в луже. Вышла и провалилась до середины икры в ледяную грязную жижу. На мне была длинная юбка, она мгновенно наполовину промокла. И сапоги промокли… Ужасно. Я расплакалась, хотела тебе позвонить, пожаловаться, но не решилась.

Сегодня забыла позавтракать. Очень много работы и я ни о чём другом не думаю. Сейчас вечером зашла в универсам, купила яиц и сосисок. Завтра в шесть утра сделаю себе глазунью и нажарю тостов. Ещё купила тыквенный сок, очень его люблю. Но пришла домой и налила себе на ужин традиционный бокал красного сухого и выкурила две тонкие сигареты с ментолом. Мне очень холодно. Я забываю с утра надевать зимнюю куртку и хожу в осеннем пальто. Когда выходила с работы, укуталась в свой синий павлопосадский платок и он меня спас. Ещё у меня в Бусиново на повороте выключили светофор, и мне которое уже утро приходится, когда я отвожу Свята в кадетский корпус, возвращаться домой через МКАД и Коровинское шоссе, чтобы запарковать у дома машину. Поэтому я опаздываю на работу. А я терпеть не могу опаздывать. Знаешь, когда я, например, еду на поезде, я приезжаю на вокзал за полтора часа. Или на встречу прихожу на полчаса раньше. Я совсем не умею структурировать своё время. Когда мне надо много всего сделать, я хватаюсь одновременно за всё и ничего не успеваю.

Мы не разговариваем шестой день. Я перегрузила тебя своими эмоциями, и ты опять ушел в свою раковину, закрываясь от всего белого света... Я не могу заставить себя оторваться от тебя и прекратить с тобой разговаривать. Мне с тобой тяжело. И с каждым днём тяжелее. И это не заканчивается, а только делает меня сильнее и взрослее. Сергей Бодров писал своей супруге: «Я не знаю, как заканчивается любовь. Если любовь заканчивается, видимо, это не она».

Мне не хватает эмоционального отклика от тебя. Нужно чувствовать, что мои усилия по пониманию, принятию тебя со всеми твоими тараканами не пропадают даром. Мне необходима эмоциональная обратная связь. Пусть внешне это будет всего лишь мимолетная улыбка, затрагивающая уголки губ, – в моём воображении я разгляжу и остальное.
Я «прогуливаю» свою общительность всеми доступными способами: на выходных езжу в гости, хожу на вечеринки, флиртую и разговариваю с незнакомыми людьми в транспорте и в магазинах. Я недавно была даже на приёме в Кремлёвском дворце и познакомилась там ещё с одним Робеспьером, и станцевала с ним медленный танец. Я ищу. Но ни от кого я не получаю столько загадок и интеллектуальной зарядки для мозга, сколько от тебя. Впрочем, уже и от тебя не получаю. Ты закрылся.

Я сегодня поняла, что не помню, как ты выглядишь. Я не могу в своём воображении нарисовать тебя. Смотрю на твои фотографии и вижу совсем чужого мужчину. Незнакомца. Ведь в жизни ты совсем другой. Хитрая улыбка, морщинки в уголках глаз – ни на одной фотографии нет твоей индивидуальности. И ещё я забываю твой голос. Всё стирается. Мне кажется, что я могу тебя больше никогда не увидеть и не поговорить с тобой.

Сейчас уже поздний вечер. Я сижу за столом, печатаю и смотрю в ночное небо. Мне ужасно хочется тебе позвонить, но ты мне запретил звонить тебе чаще, чем раз в год. Я боюсь, что позвоню тебе и услышу какой-нибудь едкий комментарий. Или что ты просто не возьмёшь трубку. Ты ведь мог бы и сам мне позвонить. Ты же знаешь, что я по тебе скучаю и хочу услышать твой голос. И у меня по спине проходит ледяной холодок: а вдруг это всё ошибка? Вдруг ты меня просто терпеть не можешь? Мне очень страшно, что я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могла всё выдумать – твою симпатию, интерес ко мне, дружелюбие, участие…

Видимо, в моей жизни наступило время перемен. Чтобы быть дальше с тобой, мне нужно измениться. Искромсать свой эгоизм, научиться заботиться о любимом человеке, жить с твоими комплексами, которым столько лет. Но измениться должна не только я. Тебе тоже надо многое поменять в своём мировоззрении, чтобы быть с таким открытым, жизнерадостным, незакомплексованным человеком, как я. И ты меняешься, я знаю. Ты думаешь обо мне и не понимаешь, как те геодезисты, откуда же я такая взялась, с какой взбалмошной Луны свалилась тебе на голову?

Я очень сожалею, что не смогла всё правильно сделать, постепенно. Чтобы мы продолжали дружить и общаться. Я не сумела. Я совсем не умею по нарастающей строить отношения. Если мне нравится человек, я налетаю на него как ураган и обрушиваю всю заботу, на которую способна. Я вдруг поверила, что раз ты мой дуал, то можно вести себя с тобой сразу же как с лучшей подружкой и вываливать на тебя весь Камаз моих эмоций и настроений. Я не учла, что совсем не знаю тебя и нужно много времени, чтобы понять друг друга. Что это долгий путь. На этой трассе стоят знаки по ограничению скорости, а я пронеслась на гоночной машине, не касаясь колёсами асфальта.

Но боли нет. Я заглядываю в себя, ища переживания, страдания, тоску, и не нахожу. Мне очень хорошо и я счастлива. Я буквально мучаюсь от счастья. Я говорю своим на работе: «Ваша эйфория не сравнится с моей депрессией!». И это правда. Я не могу понять, отчего мне так хорошо. И я благодарю Бога за всё. Во мне столько света и энергии, что впору руками зажигать гирлянды на новогодней ёлке. Во мне живут вера, надежда и любовь. И у нас с тобой всё впереди.

Спокойной ночи,
Гюго

Читать письмо № 11
Tags: личное, роман в письмах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments