Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

Гюго и Робеспьер, или как испортить жизнь мужчине (продолжение романа в письмах)

начало тут

Письмо 2. Мазохистское.
12 ноября 2013 г., вторник


Уважаемый Робеспьер!

У меня несколько дней назад всё-таки начал работать аналитический отдел мозга (иногда и такое бывает, хотя, и странно), и я стала думать: ну почему же, почему я себя так глупо веду, унижаюсь, размазываю всю себя в тесто по каменной крошке?

И я поняла: я всё специально делаю. Специально, чтобы отрезать себе всякую дорогу ко всем возможным дальнейшим отношениям - не важно, будь то дружба между нами, или любовь. Я специально сознательно себя унижаю, уничтожаю и растаптываю. Чтобы дойти до точки невозврата. И, кстати, я к ней уже очень близка. Потому что когда я буду на самом дне этой психологической ямы, я уже никогда не смогу заинтересоваться Вами. Потому что гордость моя будет растоптана. И я буду презирать человека, из-за которого я это с собой сделала. Вернее, Вы станете как бы пустым местом. Мне будет противно даже разговаривать с Вами. А потом наступит полное равнодушие.

Ведь я могла бы сделать как-то всё по-умному, по-женски, с хитростью: начать общаться, постепенно, приучать вас к себе. Красиво могла бы всё сделать. Создать отношения. А я нет – грубо, резко, нахрапом, сразу всё вывалила. Всё это специально, чтобы побыстрее всё прекратить. Потому что не хочу ничего чувствовать.

Это такой сильный «якорь». Несколько лет назад я сама себя поставила запрет: всё, больше никаких отношений. Только ребёнок, работа, встречи с подругами. Я просто так решила. Раз не получилось с мужем, которого я любила больше всего на свете – всё, не судьба. Я поставила на себе крест. И теперь, в принципе, отметаю любые, даже дружеские, контакты с мужчинами. Я не люблю мужчин – мне не нравятся прикосновения, не нравится ни за кем ухаживать, не нравится подстраиваться под чужие характеры. А Вы меня неожиданно зацепили. И я вдруг позволила себе расслабиться, позволила себе размечтаться и нафантазировать сериальную линию. И теперь сама себя жестоко, совершенно по-мазохистски наказываю за это. Вы здесь абсолютно не при чём. Это исключительно мои тараканы. И то, что я Вас вовлекаю в эти пьяные истерики – это тоже часть коварного плана, который извращённо родился в моём подсознании.

Я думаю, что всё должно уже закончиться. Сейчас я пострадаю всласть, понаказываю себя и просто про Вас забуду. И не буду Вас беспокоить.

На будущее, вот Вам совет по общению с такими психически неуравновешенными женщинами – полный игнор. Не надо не перезванивать, ни отвечать на звонки, ни писать в ответ СМС-ки. Это всё только ухудшает ситуацию. Вы пытаетесь быть холодно-вежливым, но это только всё портит. И ещё больнее.

Здесь насолили ещё и мои подруги. Они поленья в этот костёр подкинули. Стали наперебой радоваться, что я наконец-то влюбилась. И я первое время их слушала и впитывала. А сейчас я возвращаюсь к себе. И мне, правда, легче. Быть самой собой очень хорошо.

Вы знаете, хотя если бы Вы почитали мой блог, то встретили там эту историю: Святославу задали в школе принести герб семьи. И я подумала с гордостью: «Как же удобно, когда ты из старинного рода и у тебя уже есть герб!».
Моя бабушка, Зубрицкая Станислава Войцеховна (Zubrzycki), происходила из древней знатной польской семьи. В 30-е годы её отцу, фабриканту Войцеху Зубрицкому, пришло письмо из Франции от родного брата, капеллана. Расстреляли всю семью. Бабушке было 16 лет и она что-то такое сделала с начальником расстрельной бригады, что её оставили. О том, что же такое сделала бабушка Стася, она никогда не рассказывала. Она быстро вышла замуж за военного хирурга Мишенда Николая Поликарповича, который под её чутким руководством стал главным врачом Черновицкой области и ведущим профессором тамошнего медицинского института, и поменяла своё отчество на «Владимировна». Детей они назвали Николай и Лиана. Но барских привычек не вытравишь, поэтому жили (в советское-то время) в двухэтажном особняке с садом в центре города, имели прислугу и гувернанток, воспитывающих детей.

А вот, собственно, фамильный герб. Род Венявы (ród Wieniawów) прибыл в Польшу вместе с чешской княжной Доубравкой (Dąbrówką), ставшей женой польского короля Мешко I, относя его к 1027 г. Первые достоверные упоминания о гербе относятся к 1382 г. – по ссылке (http://daryssimo.livejournal.com/567597.html)

Так вот, видимо, это во мне какая-то фамильная гордость. Высокомерие.

Но я никогда никому не позволяла себя унижать. А если кто-то пытался, я могла терпеть некоторое время, но потом навсегда стирала этого человека из своей жизни. Вы, в силу своей тактичности и деликатности, не способны унизить женщину. Так что в случае с Вами я сама себя унижаю, чтобы уйти из этих отношений, которых и нет, которые виртуально живут в моём буйном писательском воображении.

Не знаю, поняли ли Вы мою мысль. Я ведь Вас совсем не знаю.
И не вздумайте ничего отвечать, следуйте моему совету.


С уважением,
Дарья Александровна Гюго



Читать письмо № 3
Tags: личное, роман в письмах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments