Дариссима (daryssimo) wrote,
Дариссима
daryssimo

Просто о сложном

Раз в неделю я завтракаю в Макдональдсе у метро «Пушкинская». Вкуснее тамошнего капучино я кофе не пила. Я покупаю большой стакан и размешиваю в нём четыре пакетика с сахаром. А МакМаффин с яйцом и беконом – это одно из лучших изобретений человечества. Картофельный оладушек буквально тает во рту. Сейчас, накануне изматывающих новогодних праздников, деревья в сквере между Большой Бронной улицей и Тверским бульваром нарядили в мерцающие гирлянды-инсталляции. Тысячи лампочек. Они зажигаются попеременно и создают иллюзию, будто с деревьев медленно стекают капли. Я беру поднос завтраком и присаживаюсь к окну. Смотрю на всю эту иллюминацию и на спешащих на работу в хмурых утренних сумерках прохожих. Я обожаю эти минуты.

Очень люблю утро. Мне нравится рано вставать, я жаворонок. В юности, когда мы с шумною толпою друзей ехали к кому-нибудь на дачу, то мне всегда сразу же выделяли кровать в самой дальней комнате, в которую я упаду спать как только пробьёт десять вечера. Зато утром я вставала раньше всех и убиралась, мыла гору посуды и готовила на всех завтрак.

Мне нравится на рассвете заниматься любовью, а потом в восемь утра идти по центру города и наблюдать, как он пробуждается, начинает кипеть и спешить. Я люблю всё делать рано утром – ходить по магазинам, заправлять машину, сочинять сказки, писать статьи о кино, делать с ребёнком уроки. В шесть утра я принимаю ванну с ванильной пеной, добавляя туда несколько капель розового масла. И в эти мгновения я самый счастливый человек в мире. Затем я плотно завтракаю: делаю горячие бутерброды, варю кофе со вкусом ирландского ликёра и обильно заправляю его сливками, разворачиваю творожные глазированные сырки, покрытые тонким слоем горького шоколада.

Читаю в метро Ф. М. Достоевского. «Бедные люди», рассказы. Впечатления: всё написано на психологическом надрыве, во всех произведениях показаны лишения, бедность, даже нищета, смерть. Постоянно мелькают описания либо синих ног покойников, либо то, как людей обманывают, лишая денег. Все главные герои, как правило, ютятся в каких-то грязных углах на кухнях огромных питерских квартир, где каждая комната сдаётся. Серость, мрак, безысходность. Пока попался только один рассказ, который действительно понравился – «Ёлка и свадьба» (1848), про корыстное сватовство к богатой невесте.

Слушаю музыку чешского композитора XIX века Антонина Дворжака. «Славянский танец № 2» - ну просто готовое музыкальное сопровождение к фильмам про румынского вампира Дракулу. Так и представляется, как чёрная карета под этот мотив едет в опасно сгущающихся сумерках по горному серпантину вверх, к мрачному замку старого вампира. Это цыгане везут своему проклятому господину очередную жертву на поздний ужин. А вокруг кружат летучие мыши, завывают волки и ветер без нежности срывает ветви с вековых деревьев в лесу. У Дворжака написан целый цикл «Славянские танцы» - шестнадцать пьес. Очень разнообразная музыка. Ещё очень красивая Песня Луне из его оперы «Русалка» в исполнении Анны Нетребко. Такое ночное настроение. Романтически-грустное.

Почти каждый день стараюсь выходить в обеденный перерыв гулять. Иду по Глинищевскому переулку в сторону Большой Дмитровки, а там по настроению – либо сворачиваю к Страстному бульвару, либо бреду по Петровке. Иногда в конце прогулки захожу в Елисеевский магазин и покупаю к чаю вкусный пирожок с вишней или припущенным яблоком. Облизываюсь, глядя на мои любимые конфеты с марципаном.

Грусть и безответная любовь – две старые сожительницы, две злодейки. Первая со временем уходит, когда выпьет всю кровь, беря под белые иссохшие от безнадёжности руки вторую, увлекая её за собой в новые печальные приключения в чьей-то разбившейся человеческой жизни. А я остаюсь с расколотым сердцем, обескровленная и осознаю, что уже никогда не смогу вернуться к самой себе. Той, что была раньше.





Tags: Москва любимая, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments